Язык кино. Инструмент влияния

мягкой силы.

Экранные искусства.

«Экран» как инструмент влияния «мягкой силы»

Актуальность изучения специфики киноязыка с точки зрения его воздействия на сознание аудитории не вызывает сомнения, как не вызывает сомнения и комплексный характер данного воздействия, имеющего особое значение в эпоху глобализации. Участие в гибридных и информационных войнах не возможно без понимая принципа интеракции аудиовизуального образа с мозгом человека. Любые аудиовизуальные образы, включенные в «экранную реальность», влияют на формирование социально-значимых оценок. Рассматривается механизм образования "токсических групп", процесс формирования понятий, оценок и "заданного вектора" мышления. Аудиовизуальное воздействие - «экранная реальность» способно влиять на систему ценностных ориентаций человека. Направленное манипулятивное воздействие, «встроенное» в текстуру подобного влияния,эффективнее вербально сформированного воздействия. Предметом исследования является аудиовизуальный образ транслируемый с экранов и мониторов, а именно язык кино, как инструмент мягкой силы, использующийся в целях трансляции политической позиции одной страны на граждан и рассматривается влияние аудиовизуального образа на центральную нервную систему человека, который, является объектом направленного воздействия, что позволяет глубже и по существу понять алгоритм меж-культурной коммуникации посредством “экрана” на языке кино, как инструмента влияния на когнитивном уровне.

 

Актуальность изучения специфики кино-языка с точки зрения его воздействия на сознание аудитории также не вызывает сомнения, как не вызывает сомнения и комплексный характер инструмента влияния, имеющего особое значение в эпоху глобализации. Влияние на сознание авторов и зрителей развернувшихся за последнее время информационных и гибридных войн, а также в целом рост интенсивности межкультурного взаимодействия по всем направлениям колоссально. Обращает на себя внимание поляризация интересов различных сторон межкультурного взаимодействия, которая как правило проходит по сценарию "наш- не наш" посредством «экранной реальности». Язык кино по природе своей выполняет задачу манипулятора, инструмента влияния. Это сильный и мощный инструмент влияния мягкой силы.

Природа зрелищности «экранного искусства» заключается в комплексности своей природы работая светом, цветом, частотой кадра, звуком, смыслом, контекстом, манипулирующий на уровне сознания, подсознания, транслирующий с помощью «мягкой силы» аудиовизуальных образов определенные ценности и смыслы. Экранные искусства США яркий тому пример.

Аудиовизуальный образ тесно связан с художественной формой освоения действительности, то есть по своему происхождению и воздействию является прежде всего элементом чувственной ступени познания.

«Экранная реальность» активно оперирует временем и пространством, перераспределяя смыслы и создавая новые акценты идентичности на фоне межкультурного взаимодействия, растягивая или сужая время – как в соответствии с волей автора, так и выходя за рамки осознанно вложенного в киноязык манипулятивного содержания. Экранное воздействие на сознание и подсознание многоуровнево и и не зримо, но оказывает как мгновенный так и долгосрочный эффект. Конечно, степень влияния контента на языке зрителя на много сильнее, но благодаря не вербальным средствам выражения мысли и идеи так же высока степень влияния на когнитивные процессы и процесс принятия решений.

В то же время, чисто аудиальные образы, равно как и чисто визуальные оставляют место работе воображения, позволяя конструировать развернутые последовательности смыслов, соотносимых с известными контекстами культуры, - то есть задавать вопрос об истине как Смысле в онтологическом измерении. Человек здесь оказывается соотнесенным с превосходящей его метафизической реальностью, движение к которой скорее предполагает последовательное развертывание определенных усилий, чем мгновенный «скачок».

Работа аудиовизуальных образов синхронизирует восприятие пространства и времени, тотально управляя пространством и временем, возможны любые перемещения, не линейность и отсутствие нарратива как такового. На заре своего становления киноискусства США, например, пришедшее из Европы, было полностью нарративно, язык кино был линеен, позже появляется не линейная форма повествования с нарушением хронологии, повествование в форме иллюзии.

 

Фото одного и того же объекта, все снимки, конечно, субъективны, но третий более стериотипизированный (классический) вариант, а первый и второй (крупнее) более субъективны.

 

 

 

 

 

 

Корковые структуры головного мозга имеют дело со своеобразным декодированием информации, полученной благодаря деятельности органов чувств. Поэтому изучение процессов передачи информационных единиц посредством аудиовизуальных образов подходит к вопросу создания образа через оценку влияния основных агентов (носителей и приемов их организации), создающих и передающих «экранную реальность». Это – свет и цвет (интенсивность, яркость, колористическая дифференцированность и т.д.); звук (интонация – тон, интенсивность, длительность и тембр.) Последовательность видеоряда и приемы монтажа представляют собой приемы конструирования образов в сознании реципиента. Например приведенные выше фотографии рождают разное отношение к себе, какая то нравится больше какая то меньше потому что затрагиваются разные ассоциативные цепи.

Аудиовизуальный образ в отличие от слова, как элемента целостного текста литературного произведения или от изображения подчинен более сложной системе изобразительно-выразительных отношений. У экрана есть ограниченность идеи материалом, которая не выражена словами: она складывается из непосредственных действий, событий, обстоятельств, предметов; основанного на их восприятии ассоциативного ряда, который так же можно назвать языком кино. Перекодированный посыл сценария превращаются в идеи и образы «экранной реальности». Затем те же образы через систему восприятия воспроизводятся в сознании реципиента. Обремененного, в свою очередь, собственными психологическими, интеллектуальными, национально-культурными и социально-политическими особенностями.

Например фото ниже, вызывает определенный ассоциативный ряд больше связанный с западно-американской культурой, чем, скажем с восточно- китайской.

 

 

Однако в любом случае экран не говорит со зрителям вводными данными, аксиомами и даже умозаключениями; он создает систему взаимоотношений, которая «лишь» должна натолкнуть на определенный вывод, оставляя за воспринимающим условную видимость свободы выбора. Такая легко усваиваемая форма коммуникации в виде экранных образов, при которой не нужно перекодировать слова в образы, как при чтении, легко воспринимается подсознанием: аудиовизуальные образы как правило попадают в подсознание в обход сознания, поэтому влияние отдельного экранного образа гораздо выше, чем влияние текста или декларируемой идеи. Теперь для направленного воздействия нужно подбирать определенные «ключи». Если такие «ключи» встроены в аудиовизуальный образны ряд, они могут при определенных условиях выступать в качестве инструмента массового гипноза или приказа к действию («мобилизатора»).

Зрительный образ, как принято считать, – самый сильный и убедительный. Для более глубокого понимания зрительного образа рассмотрим, как именно зрительный образ связан с процессом восприятия и запоминания зрительной информации. Зрительный образ влияет на эмоциональное состояние человека, что так же важно и даже может иметь, при одинаковом контексте, векторное влияние.

Еще одна из существенных визуальных составляющих «экранной реальности» – свет. Интересно, что «общение с экраном» персонального компьютера в приватной обстановке также нередко протекает при выключенном внешнем освещении. Свою специфику имеет и пульсирующий свет, нередко используемый в «низких жанрах» кинопродукции.

Свет помогает работать с деталями, играть на нюансах непосредственного восприятия. С его помощью создатели кинопродукта акцентируют или, напротив, редуцируют то или иное содержание; оформляют отношение к представленной в кадре информации. Особенно интересна работа со светом в таких жанрах, как триллер, где нужно запутать зрителя – но в то же время предоставить необходимые вводные для аналитической работы мозга.

В документальных, новостных и рекламных сюжетах чаще идет работа с цветом: используются такие приемы, как переход изображения из монохроматического в полихромное.

Аудио-составляющая «экранной реальности» также отличается значительной (хотя и более слабой по сравнению со зрительным образом) силой воздействия.

Современные исследования показывают более выигрышный характер аудиовизуальных восприятий по сравнению с просто аудио либо визуальными , причем влияние звуковой составляющей на другие составляющие мультисенсорного восприятия оказывается весьма значительной.

Аудиовосприятие, таким образом, сравнительно бедно само по себе, если сравнивать его со зрительным образом. Вместе с тем, аудиовосприятие соответствует линейному мышлению, развертывая структуры памяти как последовательные и чрезвычайно дифференцированные системы и подсистемы. Музыка часто используется в киноискусстве в качестве фона, однако этот фон может оказаться определяющим для позитивного либо негативного окрашивания визуального восприятия. Музыка также оказывается нерефлектируемой частью воздействия «экрана» на сознание реципиента.

 

 

Аудиовизуальные образы совмещают сильные стороны как визуального, так и аудио воздействий, создавая устойчивое комплексное восприятие что широко используется мягкой силой, в предвыборных компаниях в гибридных войнах.

Можно ли решить задачу создания образа в прямом телеэфире? Сознание, работающее в реальном времени, никогда не может сразу полностью «обработать» событие, происходящее «на глазах». Подделывающаяся под «мгновенность» условная теле-форма «жизнь в врасплох», сформированная в кино 1950-ых-1960-ых гг., основана на концепции псевдонезависимого восприятия сюжета. В то же время для данного жанра характерно драматургическое построение соответствующего композиционного монтажного решения, основанного на эскизности подачи видеоряда, крупных планах, дробных монтажных переходах, длиннофокусных объективах и т.д. Подчеркивая «документальность» происходящего на экране, такой подход остается в пределах продуманного воздействия на зрителя.

Видимая объективность видеокамеры и субъективность авторской идеи, заложенной в приемах использования этой камеры, объединяясь, создают звукозрительный ряд, сформированный в кинопродукте и выступающий как отчужденный агент общения с аудиторией. Монтаж таким образом создает культурное пространство, направленно воздействующее на психику, вызывающее программируемый эмоциональный резонанс. Который, в свою очередь, становится основой последующей рефлексии, имеющей предсказуемо заряженный вектор воздействия на аудиторию.

Выводы:

  1. Любые аудиовизуальные образы, включенные в «экранную реальность», влияют на формирование социально-значимых оценок. В «зоне риска» оказываются прежде всего подростки в раннем пубертате. Именно здесь сравнительно легко формируются «новые» понятия и оценки, которые фактически заданы авторами, работающими с разрабатываемой группой .

  2. Язык кино доступен и понятен, идеи вплетенные в контекст видео и аудио-ряда становится хорошим инструментом влияния мягкой силы. Делая экранные искусства неотъемлемой частью предвыборных программ и гибридных войн.

  3. В полном соответствии с законами психологии восприятия аудиовизуальные образы “закладывают” «заданный вектор мышления» .Поскольку через аудиовизуальное воздействие «экранная реальность» способна влиять на систему ценностных ориентаций человека, глубокий анализ возможностей и границ, воздействие на сознание, а также на формирование новых границ .

  4. Работая на уровне восприятия основное воздействие идет на процесс принятия решений. Чувственные образы влияют на принятие решений, минуя инстанцию критического мышления, не значит, влияют на мышление.

  5. Направленное манипулятивное воздействие, «встроенное» в текстуру подобного влияния, оказывается в выигрышном положении по сравнению с вербально сформированным воздействием. Культура рождает образы, концепции, стереотипы, тем самым задавая свои собственные границы и одновременно расширяя их.

  6. Проблема «культурных границ», устанавливаемых с помощью аудиовизуальных образов «экранной реальности», состоит в высоком риске развития диффузных процессов, открывающих путь, в том числе, сознательной акцентировке в сознании реципиентов той или иной культурной модели как безальтернативной и неизбежной.

 

 

Прикрепляю видео - просто видео, без монтажа и цветокоррекции, снято с ручной камеры, но и даже оно высоко субъективно, хотя бы выбором позиции съемки, точки съемки, скорости движения и тд. Нет объективной передачи действительности посредством камеры, даже если ничего не говорится, не монтируется, а просто нажимается кнопка видеокамеры. Субъективность всегда есть. Камеры наблюдения то же не объективны, они прикреплены в определенной позиции под определенным углом, это уже заданность.

CONTACT ME

Tel: 8- 903 275 12 32

  • Instagram
  • Twitter
  • YouTube
  • Pinterest

© 2020 Margo Subbotina all rights reserved